Exhibitions-projects

Папки НАТИ и тиражное искусство
в коллекции Газпромбанка

Иван Горшков. «Twin Peaks 3». Из серии «Twin Peaks». НАТИ I. 2018.

Тиражное искусство, и в первую очередь тиражная графика, давно уже заняла значительный сегмент арт-рынка и стала признанным разделом коллекционирования. Если десять лет назад инициатива аукционного дома Phillips проводить специальные торги Editions казалась новацией, то теперь их устраивают многие дома. Изменилось и еще кое-что: если раньше произведения тиражного искусства предлагали в основном молодым покупателям-коллекционерам, только начинающим создавать свои собрания и стремящихся сделать это по демократичным ценам – то теперь тиражные работы приобретают и крупнейшие коллекционеры. Особенно им интересны работы, имеющие признак уникальности – как, например, малотиражные «Папки НАТИ», вышедшие на художественной платформе Shaltai Editions.


Каждая папка НАТИ выходит тиражом в 30 экземпляров; сейчас оба издания папки (2018 и 2019 года) есть в Корпоративной коллекции Газпромбанка. «Перед нами как коллекционером, – говорит корпоративный директор коллекции Марина Ситнина, – стоит задача представить максимально полный срез всех жанров и техник в российском современном искусстве. Мы следим за всеми новостями и трендами в современном искусстве, и в том числе за развитием рыночных явлений – которые отражают явления художественные. Все, что представляет интерес – это находится в нашем поле зрения».


Проект НАТИ – Новый архив тиражного искусства – вдохновлен историей московского концептуализма. В 1981 году Андрей Монастырский и Лев Рубинштейн пришли к идее сбора произведений и текстов московских концептуалистов, художников и писателей, близких к их кругу, в папки. Всем участникам были предоставлены конверты для произведений, которые они хотели бы представить (рисунков, фотографий, текстов) – так родился Московский архив нового искусства (МАНИ). Трое художников, которые принимали участие в проекте 80-х годов, сегодня являются участниками проекта НАТИ: Андрей Монастырский – вдохновитель и двигатель создания папок МАНИ, Игорь Макаревич и Елена Елагина. К ним присоединились Ирина Корина, Виктор Алимпиев и Иван Горшков. Кирилл Глущенко стал автором дизайна и структуры папки. НАТИ также предложил художникам создать специально для проекта оригинальные работы ограниченным тиражом, в любой, выбранной самим художником, технике. Техника тиражирования часто была экспериментальной для самого автора.


Валерия Роднянская, коллекционер и основатель платформы Shaltai Editions, говорит: «Сегодня, на фоне вездесущей цифровизации, все виды ручной печати выглядят настоящим, рукотворным искусством. Сейчас, как никогда, в малотиражном искусстве видно присутствие автора - так называемая аура художника. Для меня хрупкость бумаги и обаяние ручной техники обладают особой притягательностью.

Ирина Корина. «Руки вверх!». Из серии «Все сбудется». НАТИ I. 2018.

С сентября по ноябрь 2019 года архив НАТИ был выставлен в Новой Третьяковке в рамках выставки «Очень важное сообщение». Проект НАТИ – это оммаж Московскому архиву нового искусства. Отсюда возникло сотрудничество с Андреем Монастырским, Игорем Макаревичем, Еленой Елагиной, Вадимом Захаровым, Юрием Альбертом и Ириной Наховой. Все эти большие художники позитивно отнеслись к идее участия в Новом архиве тиражного искусства. Для московских концептуалистов начала 80-х архив МАНИ был не только своего рода стратегией выживания, но и возможностью проведения портативной передвижной выставки. У архива НАТИ тоже есть этот потенциал, благодаря чему на его основе легко создать актуальную выставку с уникальным составом участников».


Практику заказа тиражной (или книжной графики) крупным современным художникам прозорливые издатели и коллекционеры активно использовали c начала ХХ века. Например, так родились livre d’artiste (этот термин придуман галеристом постимпрессионистов Амбруазом Валларом для книг с иллюстрациями – графическими работами известных художников). Сейчас они стоят десятки тысяч евро и являются предметом коллекционирования. Был такой опыт и у издателей 2 половины ХХ века: например, галерист и дизайнер Йорг Шеллмана на протяжении 50 лет заказывал тиражные работы самым крупными художникам. Недавно на аукционе Phillips работы из его коллекции были распроданы – за суммы в сто раз большие, чем в год, когда делался тираж.


Интересно, что первая «Папка НАТИ», вышедшая в 2018 году, прошедшей осенью также побывала на аукционе Phillips – папка, включающая 22 работы 6 художников, была выставлена на торги с эстимейтом £5–8 тыс и продана за £6,875 тыс (около 566 тыс руб). Таким образом, рыночный успех издания подтвержден. А новым подтверждением художественного качества этой инициативы стала выставка, предваряющая выпуск второй папки, в Третьяковской галерее: осенью 2019 года входящие в нее работы, по замыслу куратора выставки Ирины Горловой, были объединены в одной экспозиции с живописью, графикой, инсталляциями из собрания Третьяковки.



Несколько художников, участвовавших в проекте НАТИ, рассказали о своих проектах и отношению к тиражному искусству как к жанру или медиуму.


Юрий Альберт:


Мой проект называется «Три изображения автопортрета» и состоит из трех шелкографических листов. Это действительно изображение, вернее — три изображения одной моей старой работы 1990-х годов. Тогда я сделал серию портретов своих друзей и коллег и автопортрет, используя детскую пластмассовую мозаику фирмы Миништек. Фирма продавала дырчатую основу и разноцветные элементы на штырьках, которые можно было вставить в дырочки. Желающий мог послать фотографию любого человека на фирму — и получал по почте распечатку, в которой разными крестиками или квадратиками обозначались цвета мозаичных элементов. Потом надо было аккуратно собрать этот пазл-мозаику. Получался своеобразный мозаичный рельефный фотореализм. Через почти тридцать лет я просто изобразил разные стадии этого процесса.


Первый лист — изображение подготовительной распечатки с нанесенными в процессе работы линиями, показывающими, какие участки уже готовы.


Второй лист — плоскости, занимаемые разными цветами, без дробления на мозаику.


Для третьего листа я положил на автопортрет лист мягкой бумаги и густой карандашной штриховкой, когда грифель запинается за все неровности основы, сделал фроттаж, демонстрирующий рельефность и материальность этой мозаики. Но изображение лица стало неразличимым, так как впадины между элементами мозаики не совпадают с границами цветов.


В тиражном искусстве — вне зависимости от того, гравюра это, серия реди-мейдов или серия одинаковых перфомансов — мне нравится снижение пафоса неповторимости. Ясно, что если художник может повторить что-либо много раз, это скорее всего доступно и зрителю. А значит — наше искусство не такое уж уникальное, возвышенное и недоступное простому человеку занятие, как это часто кажется.

Юрий Альберт. Из серии «Три изображения автопортрета». НАТИ II. 2019.

Андрей Монастырский:


Мой проект в папке № 2 НАТИ состоит из художественно оформленного сборника моих стихов последних двух лет.


Тиражное искусство очень важная вещь, поскольку оно придает динамику и продлевает жизнь произведениям искусства.

Андрей Монастырский. «Коллаж 4». Из серии «Коллажи». НАТИ II. 2019.

Ольга Чернышева:


Я хотела сделать принт таким


1. Чтобы он выглядел как найденный, возможно, в букинистической папке или в архиве и не выявлял время, из которого он произошел.

2. Чтобы в нем было движение и замирание.

3. Чтобы он был принт по необходимости. Принт по происхождению. Чтобы только техникой отпечатка можно было бы достичь эффекта мутного и полупрозрачного стекла, за которым силуэт и небо.

4. Чтобы самой понять хоть что-нибудь про принты и поработать с людьми – профессионалами, для которых язык принта – разговорный.

5. Чтобы посвятить его Дзиге Вертову, который населял плакатный язык фильмов меланхолией и отчаянием сумасшедших.

6. Чтобы он колыхался.
7. Чтобы он складывался, как бабочка.

Ольга Чернышева. «Дзига». НАТИ II. 2019.

Таус Махачева:


В своем «Рапорте о путешествиях №0172931» я курсирую по оси времени из прошлого в настоящее, а из настоящего – в будущее, документируя подводные глубины, горные вершины и космическое пространство. Данный проект – про подлинные исторические документы, в которых факты сопряжены с мифами, легендами и историями, претерпевают трансформации от эпохи к эпохе.


Соединяя плоскостность и рельеф (фото/шелкографию и эмбоссинг), эта серия, с одной стороны, посвящена отваге исследователей таинственного и неизвестного, а с другой – отчаянному желанию верить самым абсурдным сфабрикованным историям, которые сочиняют, когда реальные открытия невозможны. Рапорт о путешествиях – это оммаж многовековому стремлению человечества победить время и пространство. К примеру, одно из изображений серии основано на дагестанском мифе о том, что самый простой и быстрый способ перейти с горы на гору – это канат. На каждой из работ серии отпечатаны контуры изображений запатентованных устройств, стремящихся к преодолению невозможного, например, прибор, использующий электрически заряженные частицы в электромагнитном поле для буквального управления временем.


Рапорт о путешествиях – это напоминание о том, как научная фантастика и реальная история зачастую сосуществуют в гармонии, не противореча друг другу.

Таус Махачева. Из серии «Рапорт о путешествиях №0172931». НАТИ II. 2019.